Петрова Татьяна Григорьевна

1Авторы: Петров Ярослав Александрович, 12 лет;

Петров Александр Сергеевич, 38 лет;

Петрова Ирина Юрьевна, 35 лет

Опустела без тебя земля…

В Великой Отечественной войне участвовали два моих прадеда и прабабушка, речь пойдет о прабабушке – Петровой Татьяне Григорьевне, она единственная из родственников-участников войны дожила до моего рождения и принимала участие в моем воспитании.

Бабушка прожила яркую, насыщенную жизнь. Красивая, статная, интеллигентная, добрая, умная, образованная, следящая за всеми политическими событиями и перипетиями, с очень современными взглядами, она была мне другом все 7 первых лет моей жизни, которые мы провели под одной крышей. Не было темы, которую мы не могли бы с ней обсудить и не прийти бы к взаимопониманию. Яркая черта отличала нашу бабушку от привычных старушек – она была яростной болельщицей футбола. Любовь к футболу маленькой Тане привил ее отец, с которым они (дети) ходили на матчи и болели за московскую команду «Буревестник». Как правило, все футбольные матчи транслируются по телевизору глубокой ночью, сколько раз мне приходилось подпрыгивать от того, что из бабушкиной комнаты доносились истошные вопли, я несся, думая, ей плохо, а она в кураже, забывая о времени и о нас, делилась со мной тем, что происходило на футбольном поле…

О войне… О войне лучше меня расскажут бабушкины воспоминания:

«Часто утверждают, что великое лучше видится издалека. Не один раз пришлось в этом убедиться и мне. Особенно это происходит тогда, когда я вспоминаю годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. За четыре военных года я познакомилась и повстречалась с множеством прекрасных и интересных людей. Хотя прошло почти семьдесят лет, однако многие эпизоды, их участники в памяти сохранились до сих пор.

С наибольшим волнением я рассказываю при встречах с молодежью и школьниками о пребывании в партизанском соединении Бати на территории Смоленщины.

Война застала меня в районном центре в поселке Слобода. Слобода – это прекрасный уголок на Смоленщине. Еще путешественник Пржевальский называл его «второй Швейцарией». Нетронутые рукой человека леса, чистейшие озера приводили в восхищение всех, кто мог это видеть…

В начале 1941 года я, будучи в академическом отпуске в Смоленском медицинском институте временно работала корректором районной газеты, где редактором был Ширяев (дом Ширяева впоследствии стал первым штабом Бати). Вскоре меня перевели в райком комсомола заведовать сектором учета.

1 мая 1941 года все село провожало молодежь на службу в армию. У здания школы играла гармошка, звучали песни. Не знали родители и подружки, что никто из этих ребят не вернется домой…

22 июня 1941 года, воскресенье, чудная солнечная погода. В 12.00 по радио мы услышали, что гитлеровцы вероломно напали на нашу Родину, а в июле уже вся Смоленщина была объята огнем. По фронту длиною примерно в 650 километров и глубиною в 200-ти развернулось ожесточенное Смоленское сражение. Оно складывалось из больших и малых наступательных и оборонительных боев.

16 июня 1941 года враг достиг поселка Слобода. И здесь в бой вступила уже не армия, а мирные жители, не обязанные по закону быть призванными, по зову сердца, взявшие в руки оружие для защиты Отечества.

Незадолго до этого Михаил Нестерович Шульц – первый секретарь райкома партии, руководствуясь указаниями Обкома партии, организовал отряд ополчения из 70 человек. На территории района создавались подпольные группы, явочные квартиры, подбирались связные, тут же был утвержден состав партизанского отряда под командованием Шульца М.Н.

На рассвете 16 июля начался неравный бой. На восемь часов враг был задержан. В этом бою погибли мужественные, храбрые люди, имена которых свято хранят местные жители. Это Михайлов, Аржененков, Горбатенков, Юрков, Барабанов, Жидков…

Шульц отдал приказ всем отойти в лес. Через Слободу выходило из окружения большое число бойцов и офицеров Красной Армии. Многие примыкали к местным отрядам, усиливали их боеспособность.

В августе 41-го года вместе с Доватором в район прибыл и Батя (Никифор Захарович Коляда) с полномочиями ЦК партии для организации партизанского движения.

Батя был знаком с районом, его руководством, так как в канун войны был командирован в район по службе в Министерстве внешней торговли по вопросу экспорта леса. Кроме того, у него был большой опыт партизанской борьбы на Дальнем Востоке.

Первое время Батя со своей группой базировался в Гласковском лесу недалеко от отряда Шульца, и вместе с ним координировал свои действия.

Постепенно налаживалась связь с армейскими группами: отрядом Данукалова Алексея, Баяниста, Антоненкова и другими. Отряды совершали диверсионную, разведывательную работу, подрывали мосты, выводили части Красной Армии через линию фронта.

В январе 1942 года с помощью армейцев райцентр был освобожден от немцев, и Слобода стала центром партизанского движения северо-западного направления. Первым начальником штаба соединения был назначен Петров Александр Сергеевич – молодой лейтенант, выпускник Подольского пулеметного училища. Его Батя взял из отряда Алексея Данукалова.

Началось формирование соединения. Партизаны группами прибывали в Слободу, устанавливалась дислокация каждой бригады, отряда. В тылу врага образовался партизанский край на территории шести районов.

Гитлеровцы рвались к Москве, но партизаны отвлекали на себя немецкие части, не давая им продвигаться вперед.

В этот период Никифор Захарович для всех нас был командиром, и учителем, и отцом. Восхищали его выдержка, уверенность, справедливость. Поэтому имя Батя к нему прижилось сразу.

После одной из поездок в Москву в Центральный штаб партизанского движения Батя получил приказ переправить через линию фронта всех детей подросткового возраста для обучения в училищах ФЗО рабочим профессиям. Это была трудная задача. Женщины, оставшиеся без мужей, с трудом расставались со своими детьми. Как-то Батя сказал мне: «Эта задача труднее, чем провести операцию боем. Я понимаю это, так как имею своих детей». Но все же задача эта была выполнена. Сотни подростков были выведены из партизанского края и моя младшая сестра Маина с мамой.

Прошли годы, но в памяти не изгладятся эпизоды встреч с девушками-партизанками, это Аня Миронова, Ася Певзнер, Любаша Райкова, Таня Логунова, Надя Семенова и другие.

Разведчицу Любу Райкову из штаба Четвертой ударной армии к нам привез Батя. Через штаб мы осуществляли связь с Москвой с обкомом партии, так как рации у нас поначалу не было, несколько раз Батя брал меня с собой. Люба Райкова – красивая девушка в армейской форме, она сразу влилась в нашу жизнь: налаживала связь с бригадами, отрядами, была очень общительна с партизанами, красиво ездила верхом на лошади, участвовала в операциях.

Таня Логунова пришла в штаб Бати от Михаила Нестеровича Шульца. Батя заметил ее, когда она оформляла наградные листы на отличившихся районных ополченцев. Как опытный и грамотный человек Батя знал, что кончится война и нужно будет рассказать о тех, кто был с ним рядом в эти тяжелые для нашей Родины дни. Эту задачу он поставил перед Таней.

Надю Семенову я встретила неожиданно и с радостью, потому что до войны мы с ней работали над выпуском районной газеты. Надя была наборщицей в типографии. Маленькая, подвижная, чернявая девчушка, испачканная краской от шрифта. Она учила меня набирать статьи. Здесь же в соединении Надя выполняла очень ответственную работу – ходила в глубокую разведку в Смоленск, Витебск и другие города, держала связь с отрядами. Могли ли мы подумать тогда, что на одном из таких заданий в Смоленске Надюша будет схвачена и расстреляна.

У Ани Смирновой судьба была похожа на мою. Она, как и я, после освобождения Смоленщины пошла в ряды Красной Армии, как и я, до Победы сражалась наравне с мужчинами-бойцами. Будучи в отряде №2 Петрова Саши мы были и бойцами, и разведчицами, и связными. Аню Смирнову любили все за песни. Она обладала очень красивым голосом, и в часы отдыха вместе с ребятами пела задушевные песни.

В мае 1942 года в деревне Рибшево состоялось комсомольское собрание второй партизанской бригады И.И. Овчаренко. Комиссар бригады Севостьянов Егор Севостьянович рекомендовал избрать меня секретарем комсомольского бюро пропаганды, так я стала вожаком. Батя напутствовал меня добрыми словами. Здесь я ближе узнала наших ребят. Их бесстрашие и героизм восхищали. Хромушин, Рябчук, Кузьмин, Бантиков, Чеботарев, Кимряков – их подвиги часто описывались в донесениях. Рябчук Иван и Кузьмин были лучшими минерами. Чуть ли не каждую ночь они пробирались к большакам, по которым передвигались вражеские части к Москве и минировали дороги.

Вспоминается так же и выпуск «малютки» газеты «Комсомольская правда». Случилось это после очередного возвращения Бати из Москвы, он был часто туда приглашаем, к нам в Корево прибыла группа журналистов во главе с Непомнящим. Выпуск газеты позволил нам информировать читателей и центральную прессу о боевых действиях партизанских формирований в тылу врага. В июне 1942 года Батя направил меня в командировку в Москву с документами и отчетами в Смоленский обком партии. Я никогда прежде не была в Москве. Для меня это было неожиданно. В штабе Четвертой ударной армии мне выдали удостоверение, документ на право ношения пистолета и немного приодели. В Москве на улице Станиславского (около Моссовета) меня принял второй секретарь обкома партии Иванов (мой однофамилец). Он долго со мной беседовал, интересовался и тем, как я попала в партизанский отряд. И когда я назвала имя своего отца, то оказалось, что он с ним встречался, тут же выяснилось, что папа мой служит в одной из частей под Москвой. Товарищ Иванов дал распоряжение незамедлительно найти его и сообщить о моем приезде. И эта трогательная встреча состоялась…

Я бесконечно благодарна Никифору Захаровичу за эту командировку, так как здесь мне стало понятно, что люди знают о нас – воюющих в тылу врага, знают, что наш партизанский народ не сдается, знают и то, что мы не даем врагу взять Москву. Я слышала по радио, как про нас рассказывали, Батю за его бороду называли «младшим братом Деда Мороза». Мне давали билеты в цирк и Большой театр (это было мое единственное посещение этого театра), где я смотрела балет «Бахчисарайский фонтан». Меня останавливали на улице постовые, проверяли документы и задавали бесконечные вопросы о том, как мы воюем.

В партизанский край я возвращалась окрыленная и гордая за боевых друзей. Писатель Андронников, посетивший нас однажды, спросил у меня, зачем я вернулась? Надо было пойти учиться, ведь после войны нам нужны будут врачи, – говорил он мне. Может быть, он был прав, но я ни о чем не жалею. Ведь мне пришлось участвовать во многих операциях: взятие укрепленного гарнизона немцев на большаке Белый-Ярцево-д.Кочерговка, освобождение совместно с армейскими частями с. Пречистое, освобождение пленных в деревне Береснево, разведка в г. Витебск.

Закончилась война, но каждый из оставшихся в живых четко представлял, что впереди еще новые бои: нужно было восстанавливать народное хозяйство, учиться, воспитывать новое поколение. Теперь, когда с войной нас разделяет более 60-ти лет, можно с уверенностью сказать, что и эти бои мы выиграли».

В 1942 году, когда вышла статья Петра Лидова в газете Правда «Таня» о героическом подвиге Зои Космодемьянской бабушкина родительская семья нисколько не сомневалась, что это именно их дочь. И это могло быть правдой, их судьбы и характеры на начало войны во многом схожи.

В партизанском отряде бабушка познакомилась со своим супругом.

Награждена Медалью «За отвагу», к юбилейной 40-ой годовщине Победы – Орденом Отечественной войны II степени.

2После окончания ВОВ вместе с мужем перебралась в Кишинев. Здесь прошла практически вся ее жизнь. Муж, подполковник КГБ, очень много писал о войне (статьи, очерки, рассказы), до конца дней вел активную переписку с однополчанами, организовывал встречи. Татьяна Григорьевна работала заместителем директора по кадрам Кишиневского ТОРГа, в ведомстве которого находилось около 140 магазинов, дважды выдвигалась на пост министра легкой промышленности Молдавии, но самоотводом снимала свою кандидатуру. Ей всегда казалось, как она делилась с нами, что были люди более достойные. Среди коллег пользовалась огромным уважением!

К детям бабушка питала особую любовь. Меня она любила безумно!!! До школы у меня были проблемы с дыханием, аденоиды вызывали мужской храп, и бабушка могла, страдая за меня, провести бессонную ночь полную тревог и переживаний. В шахматы играть меня научила бабушка, с 6 лет я мог составить достойную партию любому взрослому человеку!!!

Особыми традиционно-значимыми днями в нашей семье были: два дня рождения бабушки (19 и 29 января, когда-то была сделана ошибка в паспорте и на протяжении многих лет все многочисленные коллеги и друзья поздравляли именинницу по паспортной ошибке – 19 января, а в настоящий день рождения – 29 января – мы устраивали тихий семейный праздник), день Защитника Отечества и День Победы. Бабушка с огромным удовольствием ходила на встречи со студентами и школьниками, организованными ко Дню Победы. Однажды была в моем детском саду, интересно делилась с нами своими воспоминаниями.

В День Победы мы всегда ходили на парад, бабушка в колонне с фронтовиками и со мной, родители (насколько это возможно) неподалеку, потом мы ездили на мемориальное кладбище около Скорбящей Матери. Сергей Александрович, полковник (мой дед и сын Татьяны Григорьевны), до выхода в отставку, заместитель начальника военной кафедры ПГТУ отвечал за приведение в порядок к празднику отдельных участков этого некрополя. Мы всегда останавливались у любой могилы, чтобы почтить память неизвестного нам солдата (муж Татьяны Григорьевны похоронен в Кишиневе). На площади около Драмтеатра и потом на кладбище у Скорбящей Матери к бабушке всегда подходило много детишек с цветами, бабушку эти моменты очень трогали. К обеду мы приезжали домой, и начинали принимать многочисленных гостей и горячие телефонные поздравления со всех концов земного шара.

Кстати, слышал от бабушки, что если бы она была вновь молодой, то непременно отправилась бы в путешествие автостопом!!! Не сомневаюсь, что она сделала бы это, так много молодости и задора, смелости и любопытства было в ней.

К шестидесятилетию бабушки газета «Юный ленинец» (№6 (3101), вторник, 19 января 1982 г.) в рубрике «Летопись Великой Отечественной» опубликовала статью «Партизанская разведчица»:

«В редакции газеты «Юный ленинец» собрались мы – члены штаба пионерских разведчиков и красные следопыты, посланцы многих районов республики. Среди нас и Татьяна Григорьевна Петрова. Внимательно, взволнованно слушают ребята ее рассказ.

Я думаю, что, может быть, вот в такой же ясный день 1942 года пробиралась она во вражеский тыл. И не видела над собой солнца – боль застилала глаза: родную землю топтали ненавистные фашисты. И не было других мыслей, кроме одной: как можно точнее и быстрее выполнить задание патризанского командира «Бати» – Никиты Захаровича Коляды. Не раз партизанская разведчица Таня была на волосок от гибели. Особенно смертельным холодом обдало сердце, когда в глаза ей глянул предатель, знавший ее с детства. Он мог ее узнать и выдать, но… не узнал.

В ту пору Татьяна Григорьевна была в числе тех, кто стоял в одном ряду с Зоей Космодемьянской, Лизой Чайкиной, Сашей Чекалиным.

Она вступила в комсомол, когда ей исполнилось 15 лет. После школы пришла работать в райком комсомола. И тут грянула война. С июля 1941 года по январь 1942 года Татьяна Григорьевна – секретарь подпольного комитета комсомола, а затем партизанская разведчица. Отряд «Бати» действовал на дальних подступах к Москве, проводил операции в районе Витебск-Демидово. Главная цель партизан была не пустить гшитлеровцев к нашей столице, обескровить их войска еще до фронта.

В марте 1943 года район, где действовал отряд «Бати», был освобожден Советской Армией. Татьяна Григорьевна стала медсестрой в полевом госпитале. Здесь она была награждена грамотой ЦК ВЛКСМ за материнскую заботу о раненых бойцах. Здесь вступила в Коммунистическую партию.

На груди у Татьяны Григорьевны Петровой самая почетная солдтская медаль «За отвагу» и другие боевые награды.

Я вглядываюсь в лица пионеров. Они ненамного младше той разведчицы Тани. И как у нее, у них тоже есть свой долг: донести до будущих поколений память о тех, кто спас мир от фашистской чумы.

И в этом ребятам помогают такие коммунисты, как Татьяна Григорьевна. Тридцать пять лет живет и работает она в Молдавии. Была и депутатом Кишиневского горсовета, и инструктором райкома партии, избиралась в члены горкома партии, а ныне уже в течение десяти лет она является членом парткомиссии Ленинского райкома партии молдавской столицы.

В день рождения Татьяны Григорьевны почтальон приносит ей много поздравлений. Это письма от товарищей по оружию и от юных пионеров, ведущих сегодня героическую летопись Великой Отечественной войны.

А.А. Дорошенко, подполковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны»

Об отряде «Батя» много написано, сейчас мы всей семьей по крупицам пытаемся восстановить события тех лет, чтобы помнить.

Умерла бабушка от повторного инсульта в 2014 году в возрасте 92 лет накануне (за день) до своего 93 дня рождения. Опустела без нее земля… Светлая память родному, доброму человеку!!!

Просмотры Всего: 119, сегодня: 1

Comments are closed