Перестали быть супругами, но не перестали быть родителями

В этом году в Пермском крае реализуется проект «С детьми не разводятся». Инициатива получила поддержку Фонда президентских грантов. В Прикамье работу с детьми и родителями, которые оказались на стадии развода или уже расторгли брак, ведет Региональная общественная организация «Многодетные Пермского края» и  АНО ДПО Институт социальных услуг «ВЕКТОР». О сути и перспективах общественной инициативы диалог с руководителем РОО «Многодетные Пермского края», руководителем проекта «С детьми не разводятся» Ириной Ермаковой, партнером проекта, директором учебно-методического центра Института социальных услуг «ВЕКТОР» Алиной Селищевой и координатором проекта «С детьми не разводятся» Ольгой Пушковой.

Олег Хвацкий — Ирина, как возникла идея проекта «С детьми не разводятся»? Что стало импульсом этой инициативы?

Ирина Ермакова — В общественную организацию «Многодетные Пермского края» все чаще обращаются за помощью мамы, оказавшиеся на грани развода. Семейные конфликты нередко  сопровождаются домашним насилием, иногда достается при этом и детям.  Своеобразным драйвером к старту проекта «С детьми не разводятся» стал тревожный телефонный звонок. Мне позвонила поздно ночью одна мама. Муж избил женщину. На глазах у детей. Понятно, что такая ситуация не может оставить равнодушным. Мы экстренно поддержали молодую маму. Попробовали разобраться в сути конфликта, потребовалась консультация психолога. В итоге историю удалось разрешить с учетом интересов пострадавшей стороны. Но дело в том, что аналогичных ЧП семейного масштаба становится всё больше. Мониторинг и анализ обращений и выявил потребность в помощи психологов, медиаторов — специалистов, готовых выслушать, дать совет, предложить компромиссный выход из семейного эндшпиля. Причем с акцентом на интересы несовершеннолетних, детей разводящихся супругов. Ведь поддержка семьям с детьми, оказавшимся в сложной жизненной ситуации сейчас особенно важна.

Олег Хвацкий — Ольга, тезисно обозначьте пожалуйста суть проекта «С детьми не разводятся», насколько он актуален для Пермского края?

Ольга Пушкова — Сейчас ситуация такова, что в Прикамье растет число разводов. И большое число распавшихся семей — это пары с детьми. При этом, при расторжении брака во главу угла зачастую ставятся имущественные вопросы: раздел мебели, вещей, автомобилей, недвижимости. Могут поделить и детей, но на эмоциональное состояние, на психологическое состояние ребенка, внимание практически не обращают. О чувствах ребенка при разводе часто не задумываются.

Олег Хвацкий  — По данным официальной статистики, выборка за последние пять лет, число разводов в Пермском крае растет. Распадающиеся семьи молодеют. Часто расстаются пары с детьми. Какова география проекта «С детьми не разводятся»?

Ольга Пушкова  -по информированию — это краевой проект. У нас по региону, во всех ЗАГСах, во всех территориальных подразделениях Министерства социального развития Пермского края распространены информационные материалы, в которых обращается внимание родителей на психологическое и эмоциональное состояние ребенка, указан номер бесплатного детского телефона доверия 8 800 2000 122, который работает на базе  АНО ДПО Институт социальных услуг «ВЕКТОР». Также есть обратная связь на Интернет-ресурсе насмного59.рф; в группе «Многодетные Пермского края» в соцсети «В контакте». Проработан механизм получения консультации психолога – здесь мы, в большей степени, ориентированы на город Пермь,  потому что   именно  в Перми  организована очная психологическая помощь,  которую оказывают специалисты АНО ДПО Институт социальных  услуг  «ВЕКТОР»,  нашего основного партнера по проекту.  Если люди в процессе развода или уже развелись, они могут написать на электронную почту mpk59@yandex.ru, в теме письма необходимо указать «Консультация психолога», и написать свой телефон. Мы передаем информацию психологам  и они назначают встречи, консультации.

Олег Хвацкий  — Алина, что происходит на консультациях? Что обычно бывает стартом?

Алина Селищева — Если говорить об актуальности проблемы, – то я специально посмотрела статистику  обращений нашего Детского Телефона Доверия. Ежегодно наша служба принимает более 20 тысяч звонков, из которых порядка двух тысяч касаются как раз стрессовых ситуаций у детей, по поводу того, что происходит между родителями. Это переживания детей по поводу ссор с родителями, состояние развода и после него. Ежедневно наши консультанты принимают такие обращения, и мы хорошо понимаем, насколько травматичны семейные конфликты и разрыв между супругами для ребенка.

Олег Хвацкий  — Какие возрастные группы детей наиболее остро реагируют на конфликты в семье, на расставание родителей?

Алина Селищева — К сожалению, особенности наших людей таковы, что у многих нет навыка договариваться. Его надо формировать. Когда получаются разногласия, то это все происходит через скандалы, через ссоры. Это все то, что видит и наблюдает ребенок. И не важно, ему год, два, три, пять, десять или пятнадцать лет.  В 12 – 14 лет  подросток  уже  осознанно все воспринимает, может обратиться за помощью, говоря о том, что «мои родители ссорятся, и я сильно боюсь, что они разведутся». Ребенок помладше воспринимает это иначе –«Мои родители ссорятся. Мама плачет. Я, наверное, плохой сын или плохая дочь. Я что-то делаю не так». Ребенок, для того, чтобы сохранить семью  –  готов на многое, потому что, подсознательно, это для него вопрос выживания.

Олег Хвацкий  — Ваша работа больше направлена на детей или на родителей?

Алина Селищева — Хотя в рамках проекта «С детьми не разводятся» к нам обращаются, преимущественно, взрослые, наша работа направлена на детей.  Мы понимаем, что, если мама получит  нашу  помощь   пережить  кризис,  развод, избавиться  от сильных негативных чувств  к бывшему мужу, то  она будет  гораздо спокойнее и уравновешеннее со своими детьми. И,  что очень важно,  она не будет препятствовать общению детей с отцом.   Если   мы  поможем  бывшему мужу перестать обвинять свою супругу в разводе,  принять  ситуацию,  это  может означать, что мы сохраним  для ребенка отца. Мы  помогаем  супругам   эмоционально завершить развод и при этом  сохранить   эмоциональные контакты с детьми. Когда  люди перестают быть мужем и женой,  они   остаются  родителями своих детей.  Если родители,  при этом,   смогли  договориться  о том как  взаимодействовать по поводу детей –  это  главный  результат нашей рабjты.

Олег Хвацкий  — Если раньше были по итогам разводов, преимущественно матери-одиночки, то сейчас становится все больше отцов-одиночек. Как в этом случае выстраивать взаимоотношения?

Алина Селищева — На мой взгляд, это не самая худшая история. Сейчас меняются взгляды общества,  меняется   роль отца.  Современные отцы более ориентированы на воспитание своих детей.  Важно, чтобы женщина доверяла своему экс-супругу, понимала, что он также несет ответственность за детей, и имеет право на участие в их жизни.  Наша  главная задача  в работе с семьями – сохранить для детей обоих родителей.

Олег Хвацкий  — А в чем особенности проекта «С детьми не разводятся»?

Алина Селищева — Благодаря участию в проекте  мы   ясно увидели  как  дети и родители по разному  переживают развод. То, что мы слышим от детей на нашем детском телефоне доверия и то, что мы слышим  от родителей,  которые  приходят к нам  на консультацию – что если семья разводится и в ней есть дети, то в первую очередь от расставания страдают именно самые маленькие. Даже если супруги воспринимают развод как благо для себя.

Хочется обратить внимание на еще одну важную проблему: около трети обратившихся за очной помощью женщин, переживающих  развод, были жертвами домашнего насилия со стороны своих экс-мужей. При этом ониподвергались не только унижениям, физическомунасилию,а в некоторых случаях и сексуальному насилию.  Эти случаи особенно   трудные.  Женщина  должна  решить, как она будет относиться к мужчине, с которым рассталась: с одной стороны он насильник по отношению к ней,  с другой, –  отец своих детей. Это непростая дилемма.

Мы считаем, что  этот проект очень важен, поскольку благодаря нему  многие семьи смогли  получить  реальную помощь.

Олег Хвацкий  — Ольга, еще вопрос к Вам. Как давно проект «С детьми не разводятся» работает в Пермском крае? И можно ли сейчас подвести промежуточные итоги?

Ольга Пушкова — Проект реализуется  с февраля месяца этого года. Завершается он в сентябре. Предварительные итоги мы планируем подвести в августе, на круглом столе. Там будут присутствовать наши партнеры – представители Министерства социального развития Пермского края, Комитета ЗАГС Пермского края, Территориального управления Министерства социального развития по г.Перми, Прокуратуры Пермского края (отдел по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних), ОДН ГУ МВД по Пермскому краю, Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае, и другие партнеры.  Также на этой площадке мы хотели бы видеть представителей заинтересованных некоммерческих организаций, а также государственных учреждений и ведомств, которые так или иначе работают с семьями, участвуют в судьбе ребенка. Возможно, на круглом столе будут высказаны предложения по поводу алгоритма оказания психологической  помощи семье при разводе, независимо от финансового положения семьи.

Олег Хвацкий  — А в Пермском крае такой формат уже работает?

Алина Селищева — Медиация при разводах  позволяет  разводящимся супругам   в досудебном порядке разделить имущество, определить судьбу детей разрешить  споры.  Опыт показывает,  что  наилучший вариант,  когда такая медиация проводится  в  связке с услугами семейного психолога.  Наша организация  в настоящее время работает над тем,  что бы  выстроить комплекс  услуг    «семейный психолог – медиатор»   для  семей в  разводе, чтобы расставание между супругами не превратилось в расставание с детьми.

Олег Хвацкий  — Каковы перспективы проекта «С детьми не разводятся»?

Алина Селищева — Услуга эта востребована. Вот у нас, к примеру, идет сейчас работа с семьей, которая пережила домашнее насилие. Там трое детей.  Когда я позвонила  маме,  что бы пригласить ее на консультацию,  она казала: «Господи, как я ждала этого звонка! Насколько сильно вы мне нужны».  Проект показал, что  потребность в такой, по сути кризисной,  помощи семьям на этапе развода есть.   В таких семьях есть реальный риск  нарушения прав детей,  их  эмоциональные   потребности   не удовлетворяются,  ребенок  получает,  порой  глубокую травму, когда  родители использую его как разменную монету в  войне друг с другом. В идеале такая поддержка семьи  на этапе развода  могла бы быть включено даже в реестр государственных услуг.  Но это дело будущего.

Просмотры Всего: 115, сегодня: 1

Comments are closed