Богомягкова Валентина Ивановна

Автор — Кряжевских Ольга Валерьевна

Моя бабушка Богомягкова Валентина Ивановна родилась в 1927 году. Ее родина — деревня Боголюбы Осинского района. Семья была очень большая. Моя прабабушка Елена и прадед Иван родили 18 детей. Выжило только семеро. Шесть девочек и один мальчик. В 1937 году прадед Иван умер и прабабушка осталась одна с восемью детьми (одна из дочерей умерла уже взрослой). Всех детей одной прабабушке прокормить было очень тяжело. Самая первая дочь Зоя была старше Валентины, моей бабушки, на 20 лет. Она была уже замужем, но своих детей у нее не было, поэтому бабушку мою отдали к ней «в дочери». В 1941 году муж Зои ушел на фронт, в 1942 пришла похоронка — погиб под Сталинградом. В этом же году Валю (ей на тот момент было 15 лет), отправили в школу ФЗО (фабрично-заводского обучения). Деревня, в которой жила бабушка, находится на самом берегу Камы. Поэтому подростков в ФЗО по деревням собирали на пароходе. Именно там Валя познакомилась со своим будущим мужем — Сашей. Он был из соседнего села Богомягково и тоже ехал в Пермь в училище. Моему будущему деду было тогда 16 лет, в 1942 году получил профессию водителя. В 1943 году был отправлен на фронт. Только в ноябре 1943 ему исполнилось 18. Молодых ребят на фронт везли по Каме. Когда пароход проходил мимо деревень, его кренило на правый борт: все хотели увидеть своих близких, прощались, как могли, бросали бутылки с записками. Из деревень люди выходили на лодках, собирали эти бутылки, бросали на корабль котомки с продуктами.

На фронте мой дед был водителем грузовика. Возил грузы по ледовой Дороге жизни. Рассказывал, что плакал от страха, когда вел машину по льду под бомбежкой. Из более чем 300 машин, отправленных в рейс, доехало меньше 100… грузовики, идущие в колонне, один за другим уходили под лед… Позже деду доверили Студебекер. На нем он подвозил на линию фронта снаряды для минометов. Служил в гвардейском полку (не знаю, в каком именно, к сожалению). Дошел до Берлина и расписался на Рейхстаге. Ему так повезло, что он даже не был ранен. После войны остался служить в Германии и вернулся на Родину лишь в 1949 году. Из его села Богомягково было призвано более 80 человек, живым остался лишь он один… Дед не любил вспоминать о войне, почти ничего не рассказывал о пережитом. После возвращения из Германии всю жизнь прожил в Осе, где служил в пожарной части, работал водителем пожарной машины. Когда я смотрю на дедовы военные фотографии, то мне кажется, он даже вырос за годы войны. Уходил совсем мальчишкой, а вернулся красивым взрослым мужчиной… Дед умер в 1986 году. Мне тогда было 7 лет. Помню, мы с сестрой шли в самом начале похоронной процессии и несли дедушкины награды, приколотые к алой шелковой подушечке…

Валентина, после ФЗО с 1943 по 1947 год работала на заводе им. Дзержинского в Перми. Сначала она попала в цех, где вставляли взрыватели. Там ее назначали бригадиром, она отвечала за работу 17 человек. На тот момент ей только исполнилось 16 лет… Смена на заводе длилась 12-15 часов. Жили в бараках по 16 человек в комнате. Кормили очень плохо. Как рассказывает бабушка, суп из мороженой капусты, репы и червяков. Валя, как многие, опухала от недостатка еды. Каждый вечер с завода вывозили умерших от голода. Только на бабушкиных глазах умерло не меньше 10 человек. Однажды одна из девушек у станка от слабости опустила голову, возможно, потеряла сознание. Волосы затянуло в станок и она погибла. Голод заставлял девчонок в редкие выходные ходить пешком в родную деревню за продуктами. А это 150 км пешком в одну сторону! Зимой, в плохой одежде, в лаптях… Старались идти ночью, боялись, что на них донесут, т.к. отлучатся домой было нельзя. Однажды Валентина с подругой опоздали на завод на 30 минут. Наказание за такую провинность — 5 лет тюрьмы или перевод на работу в горячий цех. Подруга выбрала тюрьму (в горячем цеху смертность была самой большой на заводе), но умерла в первый же год заключения… Валентина выбрала горячий цех: ночные смены (все те же 12-15 часов), скудный обед в 4 утра, изготовление земляных форм для отливки бомб. Приходилось и металл расплавленный носить на обычных носилках. И так 2 года… В горячем цеху выдавали 400 гр. черного хлеба. Пусть хлеб был почти несъедобен, но он спасал от голодной смерти. Вместе с «провинившимися» работали и пленные. Однажды один из них сбежал. Милицейская собака указала на Валю. Может быть потому, что они одну лопату в руках держали. Валю посадили в тюрьму, в камеру-одиночку. Почти не кормили (один кусок хлеба в сутки и вода). Через месяц голода, одиночества и допросов Валентина начала бредить, потеряла сознание и очнулась уже в больнице. Ее все же отпустили, и после короткого лечения отправили обратно на завод, где она проработала до 1947 года. После завода Валентина работала на лесосплаве. Молодые девушки стоя в ледяной воде вылавливали бревна, идущие по реке, связывали их черемуховыми ветками и плыли на плотах до пункта назначения. Кроме того, они пилили «газочурку»: бревно нужно было распилить двуручной пилой на кругляши толщиной со спичечный коробок. Газочурку использовали как топливо для пароходов. После лесосплава Валя пошла работать в Заготзерно. Грузила мешки с зерном на телегу и возила их на реку, после чего перегружала их на пароход. В 1949 году вернулся из Германии Саша. Они поженились и перебрались жить в Осу. Валентина выучилась на швею и затем всю жизнь работала в ателье мастером по верхней одежде. Бабушка шьет до сих пор, в том числе своим правнукам, которых у нее уже пять!

Просмотры Всего: 77, сегодня: 1

Comments are closed